Запорожская Сечь -1

Запорожское, малороссийское и слободское казачество

(на малороссийском наречии — Січь) — представляла первоначально защищённое место (січь или сруб означает собственно засеку), устраивавшееся казаками преимущественно по лесистым островам Днепра, ниже его порогов.

Запорожское или низовые казаки жили выше и ниже порогов Днепра, от речки Омельника до реки Буга по правой стороне Днепра и от реки Орели до Конских Вод — по левой, то есть они занимали всю Екатеринославскую губернию, со включением Ростовского уезда, отошедшего в позапрошлом веке к земле войска Донского, и 3 уезда Херсонской губернии: Херсонский, Елисаветградский и Александрийский.

Земли принадлежащие запорожским казакам поляки называли Диким полем, а русские Заднепровской Украиной. Днепровские плавни. перерезанные множеством протоков, укрытых камышами, с топкими болтами в низовьях Днепра служили надёжной защитой от нападения врагов. Самая большая из днепровских плавен, вёрст 40 в длину, между Днепром и Конкой называлась Великий Луг. С другой стороны Днепра, с северной. ещё более надёжной защитой служили пороги, отчего казаки и получили название “запорожских”. Пороги начинались ниже города Екатеринославля. В весеннее время вода покрывала асе пороги кроме одного, а летом спадала. Самый большой и самый опасный порог (гряды гранита в несколько рядов или лав) назывался Ненасытецким. или Дедом.

В открытой степи, старинные курганы служили вышками для наблюдения. По левой стороне Днепра, от речки Орели и до Конских Вод, запорожцы оградили степь специальными постройками – редутами (на 50 казаков), для несения сторожевой службы.

На этой территории запорожцы просуществовали с конца XV века до 1775 AD, и за это время сменились, одна за другой, пять Сечей:

  • Микитинская, первая по времени
  • Чертомлыцкая
  • Алешковская
  • Каменская
  • Подпиленская, или Новая

Профессор Д. И. Эварницкий отрицает существование Сечи на острове Хортице, указывая, что запорожское сооружение на Хортице было лишь городком или станом. На Хортице остались следы поселения запорожцев. два кладбища да следы земляных укреплений.

Происхождение сечевиков обыкновенно производят от тех рыбаков и звероловов. которые в давние времена отправлялись из пределов нынешней Малороссии «на низ» по Днепру (отсюда название казаков «низовыми») за добычею, причем свой промысел они принуждены были защищать от нападений.

Обратившись постепенно в воинов, они и сами стали переходить к нападению на татарские улусы, не упуская случая обогащать себя грабежом купеческих караванов из Турции в Московское государство.

По изысканиям известного историка Малороссии Н. Маркевича, малороссийские казаки ведут своё происхождение от остатков узов-торков, населявших в IX веке вместе с печенегами и половцами южно-русские степи ( монографии П. Голубовского «Печенеги, торки и половцы» и И. Самчевского «Торки, берендеи и черные клобуки»).

Татарское нашествие смело торское казачество, и только через 2 столетия вновь упоминается о черкасах или торских казаках, но под этим именем разумелись уже бежавшие от татарского ига на Днепровские острова и в Полесье русские люди, объединившиеся в казачью общину.

Первым историческим памятником, в котором упоминается о казаках, является грамота великого князя Литовского Александра от1499 AD, в которой под казаками разумелись воины, промышлявшие и торговавшие по Днепру рыбой.

В поисках воли и добычи казаки продвигались всё ниже по Днепру и его южным притокам аж за небольшие приграничные заставы Канева и Черкасс. На этих щедрых, но и опасных землях они организовывали уходы, то есть охотничьи и рыбацкие выправы, а также занимались выпасанием скота и коней.

Собственно, во время этих длительных сезонных походов вглубь степи, в них появляются первые элементы организации.

Отправляясь в «Дикое поле», они избирали своими вожаками, или, как их еще называли, атаманами, наиболее опытных смелых и изобретательных, а, чтобы лучше обороняться от татар и взаимодействовать на охоте и в рыболовстве, группировались в тесно объединенные отряды — ватаги.

Впоследствии в степи учреждались укрепленные лагеря (сечи) с небольшими круглогодичными военными залогами, а для многих это превращалось в постоянное занятие.

Королевские старосты на пограничных (то есть –”украинских”) землях беспокоились, наблюдая, как растет количество вооружённых независимых казаков, которые часто показывали неуважение к власти. Правда, старосты эти, как члены магнатских родов, сами наживались на ситуации и получали достаточно большие деньги, облагая большими (и часто несанкционированными) поборами казаков, которые пытались торговать в городах рыбой, шкурами животных и тому подобным. Однако важнее было то, что они нашли в казаках идеальных защитников границ от татарских набегов, а одной из самых обременительных обязанностей старост как раз и была защита границ.

В 60-х AD XVІ века они уже окончательно заселились по Днепру, создав себе укрепление Запороги на острове Токмаковке.

Число вольных казаков особенно разрастается после Люблинской унии (1569 AD), когда Польша стала стремится распространить свой государственный строй с его крепостничеством и на Украинские земли.

Военное искусство в Польше находилось под неблагоприятным влиянием западно-европейских образцов и неудовлетворительного устройства своего государства и общества.

Вообще Польша сыграла отрицательную роль в военной истории, славянства.

Лишь в соединении с войсками великого княжества Литовского, главная масса населения которого состояла из русских, поляки смогли одержать решительную победу над Тевтонским орденом при Грюнвальде (1410 AD), где главный удар нанесли смоленские дружины.

Начав с чумачества, рыболовства и разбоя, запорожские низовые казаки постепенно дошли «до роли защитников Христовой веры против мусульман и православия против католичества и охранителей всей славянской народности против турок и татар» .

Отделение Запорожского казачества от украинского или городового произошло при Стефане Батории во 2-ой половине XVI века (1576 или 1583 AD), когда был введён так называемый реестр, или список, казаков.

Малороссийское казачество

Малороссийские казаки (украинские и городовые), успешно боровшиеся с татарcкой ордой, после падения татарского ига столкнулись с более серьезным врагом в лице Польши и Литвы.

С того момента, как в XIV веке Гедимин освободил Киев от татар и присоединил к Литве часть Малороссии, тогда как другую часть (галицкую) присоединила к себе Польша, казаки очутились фактически под властью этих государств.

Co времени объединения Литвы и Польши (1386 AD) казаки, первоначально причисленные к шляхетству, вошли в состав этого государства и приняли участие как в деле государственного управления (в числе депутатов в сейме и в числе сенаторов), так и в защите этого государства от внешних врагов, ценой своей крови покупая себе равноправие с поляками и литвинами.

Весной 1482 AD Менгли-Гирей пошел на Киев, разорил город и его окрестности и с триумфом отослал Ивану III “ответный дар” — священные золотые чашу и дискос (церковное блюдо с поддоном) из храма Святой Софии Киевской. После этого в течение нескольких лет практически — безнаказанно угнал в рабство почти все население Подолии, так что Поднепровье к югу от Киева обезлюдело, одичало, заросло бурьяном и через несколько десятилетий превратилось в совершенно “дикую страну”.

В 1520 AD черкасский староста Сенько Полозович завербовал отряд казаков служить пограничной стражей.

В следующие десятилетия другие старосты, такие как Евстафий Дашкевич, Предслав Лянцкоронский и Бернард Претвич, начали активно мобилизировать казаков не только для обороны, но и для нападений на турков.

Подвиги казаков становятся памятными со времён гетманов Предслава Ляндцкоронского и князя Дмитрия Вишневецкого в начале XVI века. К этой же поре стоит отнести и устройство Запорожской Сечи, о которой будет особый рассказ. Здесь скажем пока, что друг и приятель казацкого гетмана Ляндцкоронского, по имени Евстафий Дашкевич, прослышав о военном братстве, спустился за пороги и сразу попал к запорожцам в кошевые атаманы. Дашкевич был человек исскусный в ратном деле, храбрый, бдительный, умелый. Он ввёл между запорожцами строгую дисциплину, снабдил каждого оружием, поделил их на полки и сотни, завёл правильный делёж добычи и свободный выбор атаманов, а что главное, вдохнул в них тот рыцарский дух. который они сохранили до конца.

Обе казацкие дружины – запорожская и малороссийская – под началом доблестных вождей уже в ту пору прославила казацкое имя. Так они громили татарскую орду по берегам Чёрного моря, сожгли Очаков, опустошили Крым.

Князь Дмитрий Вишневецкий, другой казачьий гетман, славился не тоько своим мужеством, но и мудрым правлением; он строил города, замки, наблюдал в судах справедливость, заселял опустошённый татарами край, поддерживал торговлю, промысел.

Это было время, когда Польша ещё уважала русских людей, награждала щедро их заслуги на пользу всего государства.

Сдавши гетманство князю Евстафию Рожинскому. Вишневецкий подался к запорожцам; устроил на острове Кодаке крепость, в которой отсиделся от татар, а потом перешёл на службу в Москву, к царю Ивану Васильевичу.

Во время Крымских походов он как-то попал в плен, и турецкий султан приказал повесить его на крюк. И повис. захваченный за ребро, седой русский богатырь! Не смотря на страшные муки он славил Христа, проклиная в то же время Магомета. Какой-то турок проходя мимо услышал эти проклятия и прикончил страдальца. Рассказывали, что турки вырезали его сердце, поделили и съели в надежде стать такими же богатырями, каким был Вишневецкий.

Гетман Рожинский дал казацкому войску новое устройство. Он разделил его на 20 полков, каждый в две тысячи человек. Эти полки получили названия от городов Украйны. Киевский, Каневский, Черкасский, Лубенский и. т.д.; полки разделил на сотни, которым дал названия местечек

По идее гетмана Рожинского были составлены всем казакам реестры (списки), и с тех пор реестровые казаки стали нести регулярную службу, возвращаясь по отбытии таковой в «товариство», то есть в свои казачьи общины; содержали себя служилые казаки на свой счет. получая лишь во время похода продовольствие и жалованье из войскового «скарба» (казны), пополняемого сборами с податных сословий (крестьян и мещан); на счет этой же войсковой казны было отнесено и снаряжение артиллерии и обоза.

Половина их была конная, половина пешая; та берегла гшраницу, а эта стояла по городам, вроде гарнизона

Во время похода простой казак получал – один дукат в год и на два года кожух; сотники – вдвое больше; полковники и вся старшина – вчетверо больше.

Строй оставлен прежний, казацкий. в атаку они ходили “лавой”, то есть в одну шеренгу ; для встречи “батовались”, строились в три шеренги; вместо каре – становились в треугольник. Широко использовали в столкновениях с татарами “вагенбург” – казацкий табор, крепко сбитый из возов (первое упоминание о “таборе” –1516 AD)

Всех служилых казаков было зарегистровано 40 тысяч, и они разделены на 20 полков, подчинённых полковникам и сотникам (есаулам), избираемым пожизненно самими же казаками из своей среды.

Кроме того, было составлено 5 «охочекомонных» полков, комплектуемых из охотников, то есть нештатных казаков, нёсших пограничную службу.

При гетмане состояли генеральские чины (выборные): есаул, судья, обозный, скарбничий и писарь, то есть нечто в роде штаба, являвшегося высшим центральным управлением Малороссийского казачества.

Многие поляки, прослышав о казачьей храбрости, об их повседневной готовности воевать с неверными, записывали себя или своих детей в казачьи полки; они считали за честь носить казацкое имя. И в странах соседних пошла о них добрая слава. Так переемник Рожинского. гетман Свирговский выступил по просьбе молдавского господаря с полутора тысячным отрядом на помощь волохам в борьбе с неверными.

14 июня 1574 AD 12 последних 12 казаков во главе с гетманом, приняли последний бой, став в треугольник. Турки обещали им почёт и большие деньги, если они наденут чалму и начнут славить пророка – казаки отказались продавать свои души.

Свирговского заменил легендарный Фёдор Богдан. Казаки называли его попросту Богданком.

Доблестный вождь со своими казаками пошёл на Крым. Пять тысяч запорожцев Нечая оказали ему поддержку с моря, блокировав гавани Крыма. Богданко взял Перекоп, взял Кафу, хотел идти на Бахчисарай, как явились ханские послы и умолили принять мир. Все христианские пленники получили свободу. Богданко с честью и славой вернулся домой.

Только окончилась эта война, как началась другая – с турками. Опять три тысячи запорожцев Нечая вышли в море. Богданко двинулся на Дон, где немного отдохнул и двинулся дальше на Кубань.

После небольших стычек с горскими народами казаки проникли через Кавказские горы в Армению и Анатолию, сожгли предместья Трапезунда и, опустошив весь азиатский берег, приблизились к проливу против Царьграда. Отсюда они переправились в Европейскую турцию, высадились где-то в Болгарии и напали на Килию. Она была взята штурмом; все турки и армяне перебиты, город разрушен до основания – это в отместку за поражение Свирговского. Его подвиги и доблести Нечая были воспеты народными певцами.

Вся Европа XVI столетия дрожала от одной мысли о нашествии оттоманцев, которые в 1529 AD опустошили Венгрию и чуть ли не захватили Вену. Большая часть Восточной Европы оставалась под прямой угрозой татарских набегов.

К середине XVI столетия пределы Польско-Литовской украины (фронтира, порубежья) были опять отодвинуты к укреплениям, которые тянулись вдоль северной окраины Степи и включали Каменец, Бар, Винницу, Белую Церковь, Черкассы, Канев и Киев. К югу от этой линии лежало так называемое «Дикое поле»

После Люблинской унии (1569 AD), когда Польско-Литовское государство распространило и на Малороссию главнейшие основы своего государственного устройства, возник вопрос о правовом положении казачества.

Гордое польское панство и шляхетство не расположено было, однако, к расширению политических прав казаков, и при Стефане Батории право шляхетства было пожаловано лишь 6 тысячам реестровым казакам, за которыми польское правительство и признало право оставаться казаками, все же прочие казаки должны были отойти к сословию людей «посполитых» или крестьян, обращены в холопство. Вместе с тем были принят ряд энергичных мер к распространению среди малороссов, и в частности казаков, католичества и польской гражданственности.

Хотя король Стефан Баторий и наградил Богданка знаками гетманского достоинства, прислав ему бунчук, булаву. печать и знамя с изображением Белого Орла, однако же задумал привести казаков в послушание, а число их уменьшить. Вместо прежних 20 полков он оставил только 6 (сокращённых), особые чиновники получили наказ бдительно следить, чтобы поселяне не переходили добровольно в казаки.

Однако ни сам легендарный Богданко, ни его преемники – гетман Подкова, Шах и другие – нимало не думали подчинятся новым порядкам: нападали на турок когда вздумается, принимали в казаков всех охотников.

Такая государственная политика не могла не вызвать протеста со стороны казачества, выразителем традиций которого в то время была Запорожская Сечь. Да и ни одно сословие не могло быть довольно такой ксенархией, ни земледельцы, ни посадские люди, ни местные торговцы.

Казачье сопротивление достигло в Польше наибольшего напряжения со времени учреждения вступления на польский престол Сигизмунда Третьего и связанного с этим притеснения православия, назначение от правительства на должности войсковых старшин взамен прежнего выборного начала, занятие малороссийских городов польскими гарнизонами, введение несправедливых податей, торговых пошлин, откупов, распространение кабаков, гнусных поборов.

В городах запретили выбирать православных людей на разные должности, запретили им торговать, записываться в цехи; священникам не позволяли хоронить с соблюдениями церковных обрядов и посещать больных со Святыми дарами. Буйные толпы католиков, с благословения иезуитов, врывались в церкви, в монастыри, нападали на крёстные ходы, причём побивали камнями монахов и священников. Церковные богатства были захвачены иезуитами. Ложно оговоренных православных в кидали в тюрьму, лишали имущества и чести. В Киеве. большая часть церквей была обращена в униатские, в том числе святая София и Выдубицкий монастырь; Михайловский монастырь долго оставался в запустении.

Польша — это новая Вавилония,

Немцев, цыган, армян и шотландцев колония,

Рай — для евреев, ад — для крестьян,

Клад для чужеземцев и бродяг из всех стран.

Земля ее — прибежище для людей всего мира,

А для расточителей — корчма и квартира.

Сеймы собираются непрестанно,

Люди волнуются постоянно,

Чужеземцы ею управляют,

А все народы её презирают

Скоро евреи смекнули, что тут им будет пожива. Вместе с панской землёй и со всеми угодьями они стали брать в аренду и православные храмы; церковные ключи держали у себя и за всякую требу, за всякое богослужение брали по таксе.

Холопы. истощенные поборами. часто не могли прокормить своего священника: он уходил, и тогда приход приписывался к униатской церкви, а священная утварь, одежды, богослужебные книги переходили к еврею.

Иезуиты подстрекали всякое бесчинство, всякое поругание, они думали, что этим скорее всего заставят православных перейти в унию (отчасти так и случилось, лет через тридцать дворяне уже стыдились считаться православными; но народ, не смотря на принуждение, не хотел предать веру отцов). Может бы так и случилось, если бы не было казаков.

По временам, как появлялся бестрепетный вождь, казаки подымались. Эти восстания не всегда бывали удачны; часто они кончались печально: гетман нёс голову на плаху, старшину четвертовали; простых казаков и холопов которые им помогали, забивали палками или же вешали на перекрёстках, а не то резали носы и уши. Но эти казни ожесточали православных ещё больше..

И только запорожскому гетману Петру Конашевичу-Сагайдачному удалось не только поставить себя и запорожцев в почти независимое от Польши положение, но и привлечь на свою сторону значительную часть малороссийского казачества.

Сагайдачный считается организатором малороссийского казачества, которому (то есть реестровому казачеству) он придал значение привилегированного сословия, казацкой шляхты; ему же приписывают разделение казаков на территориальные полки.

Он же придал казачьему вопросу с одной стороны религиозно-национальный характер, a с другой — экономический (истребление или изгнание из Украйны панов и польской шляхты, еврейских арендаторов, торговцев и процентщиков)

Польша, находившаяся в то время в борьбе с Россией и Турцией, была вынуждена фактически примириться с таким положением вещей и даже пошла на уступки, купив такой ценой помощь казаков, которые в 1604 AD, в эпоху самозванщины, двинулись с поляками на Москву и «воровали» русскую землю в течение всего Смутного времени.

Когда же Сагайдачный умер (1622 AD), Польша уже не чувствовала более острой нужды в помощи казаков, притеснения их вновь усилились, пока в 1648 AD казачество вновь не объединилось в лице Богдана (Зиновия) Хмельницкого и царь Алексей Михайлович не принял Малороссию «под свою высокую руку»

Слободское казачество

Часть малороссийского казачества стала селиться слободами на границе Московской Руси и образовала, таким образом, особое Слободское казачество. Слободскую Украйну по рекам Суле, Пселу и Ворскле; таких слободских казаков к половине XVII века насчитывалось уже свыше 10 тысяч человек.

В 1651 AD из этих казаков были сформированы Слободские черкасские казачьи полки: Сумский, Изюмский, Ахтырский, Харьковский и Рыбинский или Острогожский, которые с 1700 AD приняли деятельное участие в Северной войне. В 1765 AD полки эти были переформированы в регулярные гусарские.

Запорожское казачество

С этих-то пор (Люблинской унии) большинство малороссийских казаков, не попавших в реестр, ушло на низовье Днепра и завело y себя отдельную администрацию, установив своеобразные порядки.

Здесь стали они складываться в отдельные группы, общины или курени, своего рода землячества:

  • Каневский (то есть вышедших из Канева),
  • Корсунский
  • Крыловский
  • Переяславский
  • Полтавский
  • Уманский
  • Калниболотский
  • Донской
  • Стеблиовский
  • Батуринский
  • Ирклеевский

Из этих куреней впоследствии составилась целая община, так называемый «вельможный кош славных Запорожских низовых казаков».

Кош этот составляли люди всевозможных народностей, не исключая турок и татар, принявших крещение, с преобладанием, однако, малороссов, преимущественно из городов Черкасы, Канев, Крылов, Переяслав и, в особенности, из Полтавы.

От соседних татар запорожцы переняли названия:

А также некоторые обычаи и даже одежду:

  • бритьё голов
  • ношение:
    • шаровар
    • широких цветных поясов,
    • сафьяновых с острыми носками сапог
    • высоких остроконечных шапок
    • суконных, восточного покроя, кафтанов

От них же переняли:

  • брынзу (овечий сыр)
  • постраму (вяленое мясо)
  • бузу (род кислого молока)

Простота жизни, готовность на всякую опасность, полное равенство и братство и строгое повиновение начальству на войне — вот главнейшие бытовые черты этой общины. Все общие дела и выбор начальства решались на раде (сходе).

Во главе стоял кошевой атаман, a в куренях выбирался куренной атаман, подчиненный кошевому; рада же выбирала полков. писаря и асаулов.

Запорожец не мог иметь собственности; он пользовался тем, что имел курень. Хозяева зимовников получали от коша особые билеты, по которым проживали и пользовались землёй, как бы в награду за долгую и верную службу.

Войско составляли бессемейные казаки, но на землях принадлежащих кошу, жило много людей “посполитых”. то есть поселян, считающихся в подданстве. Они платили ежегодную подать, жили семейным обычаем, то по хуторам. то целыми большими селениями. Для управления поспольством, а вместе с тем и для защиты края, кош высылал полковника с командой; место пребывание полковника, а также весь подчинёный ему округ назывался паланкой. Таких населёных паланок считалось на земле Запорожье четыре: на правой стороне Днепра – Кодацкая, а на левой остальные три. Самарская, орельская и Протовчанская.

Вся постройка в сечи была деревянная. В наиболее защищённом месте стояла соборная церковь Покрова Божией Матери. Вообще запорожцы содержали 14 церквей в разных местах и монастырь, на реке Самаре.

Когда какой-либо военный поход предпринимался не всей общиной, Сечью, a частью её, то для такого предприятия выбирался особый полковник. Власть кошевого атамана была неограниченная, но по истечении каждого года он отдавал раде отчет в управлении и в случае злоупотреблений по приговору её подвергался смертной казни.

Ссора между казаками строго воспрещалась; на войне они не знали пощады, но они же казнили товарищей, провинившихся в насилии и разбое в мирных христианских поселениях; воровство наказывалось смертью; такой же казни подвергался всякий, осмелившийся ввести в Сечь женщину; вступая в Сечь, запорожец давал обет не щадить жизни своей за веру; и с этих пор, замечает Д. И. Эварницкий, «они сделались в глазах своих современников рыцарями церкви, правды и чести, стали бессмертными в глазах многих поколений и с этим именем вошли на страницы славянской и мировой истории».

В течение всего XVI и большей части XVII века запорожцы боролись с врагами христианства, православия и отечества, зачастую наряду с малороссийскими казаками Польской Украйны.

Большинство нападений осуществлялись морем. С этой целью казаки строили флотилии из 40-80 чаек — длинных, узких и неглубоких лодок, в каждом из которых могло вместиться около 60 человек. Проскользнув мимо оттоманских фортов в устье Днепра, они атаковали татарские и турецкие укрепления на Черноморском побережье.

Первый такой набег датируется 1538 AD, когда казацкая флотилия частично разрушила турецкую крепость Очаков. В следующие годы казаки все чаще организовывали такие походы:

  • так, они подвизались на острове Хортице вместе с знаменитым князем Дмитрием Ивановичем Вишневецким против татар, начиная с 1556 AD
  • они ходили вместе с Самуилом Зборовским в 1583 AD на низовья Буга и Днепра против татар же
  • сражались с Христофором Косинским под Пяткою в 1591 AD
  • сражались вместе с Лободой и Наливайко — под Белой Церковью, Киевом и под Лубнами на Оланице, в 1596 AD против поляков

Уже в 1595 AD австрийские Габсбурги, что враждовали с турками, послали на Сечь своего посла Ериха фон Лясоту для заключения соглашения об общем выступлении против турецких войск в Молдавии.

Установил контакты с запорожцами и папа римский. Сечь действовала так, как будто она была суверенным государством, вступая в войны и поддерживая собственные внешние отношения.

В 1-ой четверти XVII века Запорожцы воевали с татарами и грабили турецкие города, переправляясь по Чёрному морю в больших лодках («чайках»), завоевывая этим громкую славу, ведь в те времена Оттоманская империя была самой могучей державой мира :

  • в 1605 AD они сожгли Варну
  • в 1607 AD, под началом Петра Сагайдачного, разгромили Очаков и Перекоп
  • в 1612 AD овладели Кафой (Феодосией), освободили значительное число невольников и разграбили весь южный берег Крыма
  • наконец, с тем же Сагайдачным в 1613 AD взяли и сожгли Синоп
  • a в 1616 AD разбили значительный турецкий флот и сожгли Трапезунд

Тот же Сагайдачный в Смутное время на Руси действовал в пользу королевича Владислава в пределах Московского государства .

Польскому правительству неоднократно приходилось принимать энергичные меры к обузданию запорожцев, создававших международные конфликты с Турцией и проявлявших своеволие; сейм 1607 AD ограничил право ухода крестьян с Польской украины в Запорожскую Сечь, a в 1616 AD гетману Жолкевскому пришлось оружием смирять запорожцев.

В 20-х же годах XVII века, когда Польша принялась настойчиво закрепощать свободных малороссийских крестьян порубежья (украины) и вводить унию, Запорожская Сечь встала на защиту крестьян и православия, и весь период времени с 1625 по 1638 AD ознаменован жестокой борьбой Запорожской Сечи с Польшей:

  • Запорожцы с гетманом Жмайла и с Тарасом Трясилой сражались под Переяславом против коронного гетмана Конецпольского, a когда последний заложил на Днепре, ниже реки Самары, крепость Кодак, запорожцы, под начальством Сулимы (1635 AD), разрушили её
  • бились запорожцы с поляками и под предводительством Павлюка, Гуни, Остраницы и Карпа Скадана, после чего в 1638 AD опять была восстановлена крепость Кодак

Однако во всех этих действиях Запорожская Сечь не играла ещё первой роли и подчинялась гетманам малороссийских казаков; в свои же руки взяла она ведение борьбы с Польшей лишь 10 лет спустя при знаменитом Богдане Хмельницком .